grazhdanka_a: (zayas)
[personal profile] grazhdanka_a
Я уже писала клочьями об этом, да я все время вокруг этой темы почему-то топчусь, но, в общем, в такой день не грех и повторить.

У моей семьи вообще странная судьба, никто из нас не должен был оказаться там, где оказался, а вместо меня вообще должна была бы получиться какая-то другая девочка, живущая, скажем в Киеве или Минске, если бы не.

Один мой дед родился на Западной Украине, в еврейском штетле. А это же надо понимать, что такое еврейская семья из местечка. Это еврейские мамы и бабушки, это куча детей, куча залюбленных и закормленных курочкой и рыбкой детей, это вечный гевалт и азохенвей, и никто уже не помнит, где чьи дети - каких поймали, таких и накормили. Это мужчины, устраивающие заседания в лавчонках, на которых решаются вопросы государственного масштаба, это шумные женщины, решающие вопросы помельче, например, как накормить семью и где купить ребенку сапоги. В общем, мой дед был обычным залюбленным еврейским мальчиком и стал бы портным из местечка, как и его отец, или, например, аптекарем, если бы не Советская власть и обязательное образование.  И мой дед, который до семи лет ни на каком языке кроме идиш не говорил, из крошечного штетла, оканчивает десять классов этой сельской школы и поступает в Киевский медицинский институт, не помышляя ни о какой армии, военной карьере и прочем. Специализация в медицинских ВУЗах начинается после третьего курса. Я практически уверена, что он бы выбрал педиатрию, если бы не.

Другой мой дед - белорус, родился под Гомелем в семье инженера-самородка. Мой прадед, совершенно простой мужик, был железнодорожником, и еще в те лохматые времена ездил в Чикаго на тамошнюю железную дорогу, чтобы посмотреть, как там у них все устроено. Чкалов с Байдуковым только в 37-м полетели, моего прадеда к тому времени уже посадили. Значит, это на каком-то корабле несколько месяцев туда-сюда, чтобы чему-то научиться. Очуметь. И вот он из простого подмастерья становится в своем Жлобинском депо мастером-приемщиком, изобретает какие-то механизмы, патентует всякие полезные штуки для поездов. А дед мой поступает в Киевское военное училище. И где-то там приблизительно в то же время они бродят с моим другим дедом около друг друга и, может быть, даже встречаются в каком-нибудь кинотеатре или на танцах. Белорусский мой дед мечтает о военной карьере. Он мальчик из простой деревенской белорусской семьи. Он великолепно стреляет, он отличный охотник, он грезит армией, он стал бы отличным командиром, если бы не.

Прадеда сажают. Информации у меня нет, но, думаю, как американский шпион и пошел, аукнулось тому его Чикаго. И тут странность - деду дали доучиться в военном училище, чего в принципе быть не могло, потому что он сын врага народа, и его должны были отчислить. Но, опять же только предполагаю по дальнейшему развитию событий, его, по всей видимости, отличника, охотника, спортсмена, стрелка, тут же взяли в какую-нибудь спецшколу диверсионную, одну из последних, пока еще не пересажали весь высший командный состав и практически не уничтожили всю разведку. Видимо, свои отбили и дали доучиться, но после окончания учебы тут же пнули из армии, лишив лейтенантского звания. И дед уезжает подальше от дома, где на нем клеймо ЧСИРа, и обустраивается в Осташевском районе под Можайском. Там работает преподавателем военного дела в училище.

И тут начинается война.

Еврейского деда забирают сразу после третьего курса Меда и отправляют на быстрое дообучение. Мечты о педиатрии накрываются медным тазом, и учится он военно-полевой медицине со специализацией на огнестрельных и осколочных ранениях и инфекциях.

А с белорусским дедом начинаются странности. Он 18-го года рождения, у него военная подготовка, он идеально укладывается в первый военный призыв. Но его не берут, он продолжает оставаться в Осташево, а осенью 41-го - оп-па - и в составе диверсионной группы уже за линией фронта в тылу у немцев, а зимой уже заместитель командира отряда. Что меня утверждает в мысли, что не такое простое было у моего деда "военное училище". Причем он на фронт уходит рядовым! Это, знаете, невероятный кульбит и офигенная карьера - за несколько месяцев из рядового до заместителя командира.

И вот он организовывает партизанское движение в тылу, координирует действия разных партизанских отрядов, под его началом в Осташевском отряде были пионеры-герои Толя Шyмов и Володя Koлядов. Ну, в общем, продиверсантил всю войну. Какие-то невероятные вещи они выделывали. Это я потом уже в книге про них прочитала, сам дед не рассказывал ничего, конечно, как и все, кто там был. Войну окончил капитаном.

"Медицинский" дед тоже всю войну на передовой - Сталинградский фронт, Донской фронт, Воронежский фронт, Второй Украинский, Третий Украинский, остановился только в Вене гвардии капитаном медицинской службы, старшим врачом полка. И мечтал, об одном только мечтал - к чертям всю это военную медицину, демобилизоваться бы и лечить уже краснуху и грипп, но на него тут же приказ - не демобилизовывать, отправить на обучение в Ленинградскую военно-медицинскую академию.

"Партизанский" дед сидел в лесах до декабря 45-го. Но он военный до мозга костей, он собирался продолжать служить. Но тут вдруг вспомнили, что он сын врага народа. Уже были подписаны документы о его аресте, когда его бывший командир, которого уже забрали на повышение на Лубянку, прислал к нему гонца - рисковал своей головой чудовищно, но фронтовое братство - это вам не баран накашлял. Гонец передал, что тикать надо срочно, через день-другой уже будет поздно. И вот, кстати, единственное практически, что дед рассказал из тех времен: это 45-й год, действовала огромная сеть партизанских отрядов, только в дедовом ведении было тридцать. А он же командир, он не может просто так взять - и сбежать. Он собирает этих тридцать человек, командиров, и честно говорит, мол, так и так, я тикаю. Метнулся в ту самую деревню Бородино, забрал мою беременную бабку, которая была связной одного из партизанских отрядов - так и познакомились, во время войны и поженились - и по старинной русской традиции удрал на Кавказ. И до конца жизни вспоминал тех тридцать человек, из которых ни один, ни один не сдал, и он успел сбежать. Говорю же - не баран накашлял.

И сидел в Осетии, окончил педагогический институт, преподавал географию, там, в Осетии, родился мой отец. И только после смерти Сталина дед с семьей стал перебираться ближе к дому. Осел в подмосковной Лобне. Как снова стало можно, надел военную форму, доработался до директора детского дома, учил своих мальчишек и девчонок стрелять и, я так понимаю, до конца жизни оплакивал свою несложившуюся военную карьеру, потому что весь насквозь был воин, охотник, стрелок, командир.

Еврейский дед окончил Военно-медицинскую академию и надеялся, что, может, вот сейчас уже демобилизуют? Нифига, государство на него деньги казенные тратило, учило - не демобилизовали. И всю жизнь мой совершенно не военный дед промотался по военным частям и полигонам - Сахалин, Семипалатинск, Фрунзе. И великолепный клиницист, диагност, всю жизнь лечил "солдатские" болезни и огнестрелы. Пока не демобилизовали наконец. Повесил наконец свою полковничью шинель на крюк, снял папаху и пошел преподавать. Но по иронии судьбы что может преподавать военный врач? Организацию военно-полевой медицины. И его мечта быть простым гражданским врачом не сбылась. И только когда пришла пора моей маме, учившейся в том же институте, выбирать специализацию, дед попросил ее: "Лaриса, выбирай педиатрию". Она и выбрала. Бог ты мой, а я как думаю, каким бы необыкновенным детским врачом мог стать мой добрейший умница-дед, у меня прям слезы наворачиваются. Не сбылось. Ни у кого ничего не сбылось.

Ну вот. А потом спустя много лет и всяких жизненных перипетий поженились мои родители, и пришла пора знакомить семьи. Два моих деда-фронтовика, какие же они были разные! Один - воин, охотник, стрелок, учитель; другой - насквозь гражданский полковник, мягкий, добрый, нежный. К оружию после войны не притрагивался, охоты никогда не понимал. Встретились они. Папины из Лобни приехали к маминым в Иваново. Деды вечером заперлись вдвоем на кухне с бутылкой и проговорили почти до утра. Все уже немолодые, живут далеко друг от друга, всего пару раз-то, может, и виделись с тех пор. А может, и вообще не виделись. Но после того разговора до конца жизни испытывали друг к другу какое-то невероятное уважение, высказывались друг о друге с неимоверным почтением. Первым умер "папин" дед, и "мамин" искренне горевал.

Не баран накашлял - говорю же...

Date: 2015-05-09 03:58 pm (UTC)
From: [identity profile] ulkus.livejournal.com
как тебе повезло, что ты все это - знаешь.

Date: 2015-05-09 06:02 pm (UTC)
From: [identity profile] grazhdanka-a.livejournal.com
По крупицам собирала.

Date: 2015-05-09 04:46 pm (UTC)
From: [identity profile] nhzvlbz-a.livejournal.com
С праздником!

Date: 2015-05-09 06:02 pm (UTC)

Date: 2015-05-09 05:02 pm (UTC)
From: [identity profile] lizikk.livejournal.com
Очень интересно читать не только потому, что это память, а и потому, что ты пишешь как-то очень чисто, прозрачно и искренне.

Date: 2015-05-09 06:03 pm (UTC)
From: [identity profile] grazhdanka-a.livejournal.com
Спасибо тебе, дорогая. Это, наверное, потому, что оно все больное какое-то очень.

Date: 2015-05-11 11:16 am (UTC)
From: [identity profile] queen-of-hearts.livejournal.com
о как интересно, с удовольствием читала

Date: 2015-05-11 11:33 am (UTC)
From: [identity profile] grazhdanka-a.livejournal.com
Спасибо!)
Page generated Oct. 21st, 2017 05:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios